Landlocked

Оригинал

It's about that time, we start unwinding, any hope we wrapped around,
the distant light in the silent conversation, that never blossomed into sound.
'Cause we were hard weather, we were broken hearted, we were always forget-me-nots.
We were flash-bulbs, we were constellations, and we tried to connect the dots...

But all this and all that and everything in between, never did amount to a damn thing.
I wish we could call this low-tide,
pretend we'll come back rising,
but darling we're done for good...

Well if you want to know, all that time felt like
calling and calling down the bottom of a well.
And if you want to know I never could
let it go, let it go, let it go until now...

But all this and all that and everything else never did amount to much.
I wish we could call this low tide
preted we'll come back rising
but we're landlocked

All this and all that and everything else, never did amount to much.
I wish we could call this low tide
preted we'll come back rising,
but we're landlocked...

Nothing, nothing, nothing left.
Some sand in your shoe, a stone in your chest.
Some sand in your shoe, a song in your mind.
We ran out of time, time, time...

Перевод, вариант 1

На суше (без выхода к морю)

Пришло время начать разматывать все надежды, что мы намотали,
далёкий свет в безмолвном разговоре, который так и не превратился в звук.
Потому что суровая погода, разбитые сердца, незабудки без конца.
Мы были лампочками, созвездиями, и мы старались соединить точки…

Но всё то, всё это и всё, что между, так ни во что и не вылилось.
Вот бы можно было назвать это отливом,
притвориться, что мы вернёмся с приливом,
но, дорогая, мы выдохлись…

Если хочешь знать,
всё то время было ощущение зовущего крика на дне колодца.
И, если хочешь знать,
я только сейчас смогла отпустить, отпустить…

Но всё то, всё это, и всё, что между, так ни во что и не вылилось.
Вот бы можно было назвать это отливом,
притвориться, что мы вернёмся с приливом,
но у нас нет выхода к воде.

Всё то и всё это и всё остальное не вылилось в нечто большое.
Вот бы можно было назвать это отливом,
притвориться, что мы вернёмся с приливом,
но у нас нет выхода к морю…

Ничего, совсем ничего не осталось.
Песок в твоей туфле, камень в груди.
Песок в твоей туфле и песня в голове.
У нас кончилось время, время.

Перевод — Ольга Куницына